Бруклин (2015)

Бруклин (2015)
Народный рейтинг
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Голосуй, а то проиграешь!

«Бруклин», поставленный по одноименному роману Колма Тойбина, внес новую отметку в список достижений Сандэнса — сделка по его покупке стала одной из самых дорогих за всю историю существования фестиваля. Этот фильм, возглавивший рейтинги лучших картин 2015-го года многих авторитетных как тематических, так и информационных изданий, является редким примером совпадения замысла режиссера и незамысловатых желаний широкой аудитории, максимально далекой от авторского кино.

Главной героиней произведения выступает юная ирландка Эйлис Лэйси, вынужденная из-за безработицы и отсутствия перспектив покинуть Старый Свет, сменить привычный уклад существования, отправившись навстречу трудностям эмигрантской жизни в Бруклине, где ее ждет не только улучшение социального положения, но и новые знакомства, конечно же, включающие и любовную историю. Действие, происходящее в 50-х годах 20-го века, предоставляет благодатную основу для разработки детально продуманных интерьеров, текстур тканей и фасонов одежды — в производственном дизайне «Бруклин» практически не имеет конкурентов, так как редкие картины, вроде вышедших практически одновременно с работой Джона Кроули «Моста шпионов» и «В сердце моря», настолько точно и подробно передают атмосферу и стиль выбранной эпохи, а учитывая, что бюджет «Бруклина» составил всего лишь 9-ть миллионов долларов — проделанная работа видится поистине грандиозной.

Режиссер Кроули, прошедший путь от «Друида» и «Гэйт» к Уэст Энду, а затем на Бродвэй, обладающий престижной IFTA, делает «Бруклин» результатом микса методологий Тома Хупера, если бы тот уделял вполовину меньше внимания эстетике, и Стивена Спилберга, реши он отказаться от подтекста, перестав делать героев монументальными. Иными словами, «Бруклин» представляет собой нарративный сентиментальный роман, не требующий от зрителя ни толики усилия, ни единого движения в сторону рефлексии и создания смысловых конструктов, намеренно опущенных режиссером. Конечно же, если рассуждать с позиций философии искусства, предъявляя требования по возвышению над повседневностью и стремлению к созданию новых смыслов, то «Бруклин» не совсем то, что заслуживает пристального внимания, но конкретный кейс в виде новеллы Тойбина — это бытовая повесть, безыскусно нацеленная на воспитание чувств, и именно так она истрактована на экране.

Ника Хорнби, выступивший здесь в роли не автора, а адаптатора чужого литературного труда, провел с книжной версией «Бруклина» процесс под названием «оптимизация». Колм Тойбин будучи драматургом, у которого центральной характеристикой творческого метода выступает прямолинейность и принципиальное отсутствие словесных изысков, порой переходящие в острую недостаточность контекстуального смысла, сделал «Бруклин» некой историей в стиле daily life, где героиня априори достойна восхищения, а критичность и моральная оценка не представляются значимыми функциями. Тойбин абсолютно не использует исторические реалии 1950-х годов (к примеру, для демонстрации контраста экономических различий положения США и Великобритании того времени), не приводит никаких идиом и особых наречий (например, актер Джеймс Франко почти всегда разговаривает как выходец из того Бруклина первой половины 20-го века, которого уже не существует, что поначалу весьма шокирует его слушателей) тех или иных героев, которые, учитывая локации романа, очевидно, имеют место. «Бруклин» — это дистиллированная любовная история, созданная для того, чтобы ей восхищались трепетные натуры.

Сценарист фильма перерабатывает роман, изымая из него довольно большие части, добавляя некоторые подробности финала и абсолютизируя положительный образ главной героини Эйлис. Можно упрекнуть Хорнби в том, что он являясь в собственных авторских произведениях драматургом нескольких смысловых пространств, делает «Бруклин» одномерным, удаляя такие, к примеру, зарисовки, как скрытая гомосексуальность одного из персонажей или же вымарывая линию с учителем вечерней школы, что кроме навыков преподавания, имеет опыт неизбывного ужаса, обретенный в концентрационном лагере во время Второй Мировой. Но Ник идет по пути уменьшения издержек, так как Тойбин декларирует и не развивает потенциал вышеназванных этически важных атрибутов романа, отдавая предпочтение любовной компоненте, а оставь Хорнби все отступления от нее, то ему пришлось бы полностью переписывать исходный материал, чтобы все было выполнено на одном качественном уровне, выдерживалось драматургическое соответствие.

Так как историческими подробностями писатель озабочен не был, то особо щепетильные зрителю усмотрят в «Бруклине» при всем его лоске и предельно понятном сюжетном движении, два критичных момента (если, конечно, предположить, что «Бруклин» может претендовать на получение статуса киноклассики). Первый заключается в наличии любовного треугольника, выход из которого происходит исключительно по воле автора, так как нет не просто явного объекта моральной авторитетности, но и наличествует принципиальное отсутствие структуры конфликта. Поэтому, можно сказать, что симпатии фанатов Эмори Коэна вполне возможно отойдут именно ему, а поклонники Донала Глисона весьма вероятно выберут своего рыжеволосого любимца.

Вторым аспектом, который при внимательном рассмотрении некоторым может показаться даже оскорбительным, выступает отношение Колма Тойбина к Великобритании, перенесенное на экран в неизменном виде авторами ленты. Так как писатель акцентируется исключительно на внешних атрибутах, то в его представлении Ирландия депрессивна и мрачна, ее женщины ходят в поношенных шерстяных кофточках болотных цветов и с удивлением рассматривают Эйлис Лэйси, перенявшую моду Нового Света, поразительно контрастирующую своими открытыми платьями и солнцезащитными очками с бытом бывших соотечественников. Бесспорно, у автора не было интенции на противопоставление с американками и унижение британок, так как он в принципе не выходит за пределы буквальности, но если подходить к оценке «Бруклина» со стандартами высокой драматургии, то вполне можно обосновать сей неприятный казус.

Успех фильма не был бы столь громким, если бы не исполнительница главной роли Сирша Ронан. Она не играет по написанному, что для большинства актрис уже служит невиданным достижением, но мастерски создает целостный образ и умеет держать крупные планы без слов, на что не способны многие лауреаты престижного «Оскара». Кроме того, Ронан демонстрирует женское достоинство и старомодную красоту (которую совсем не обещала ее угловатость и веснушки подросткового периода), не оставляющие ей шансов на обложки глянцевых изданий, но прочащие великолепную актерскую карьеру (при правильном выборе в дилемме «гонорар-авторитет», конечно же). Даже если ваши интересы далеки от мелодрам, а Бруклин занимателен как часть битвы за Лонг Айлэнд, но не в качестве названия кинофильма, то вам все равно стоит посмотреть данный кинороман, потому что Ронан — пример просто завораживающей красоты, очаровывающей и несомненной вне зависимости от каких-либо обстоятельств, предпочтений и моды.

Пусть «Бруклин» не изучает лексических основ названия «Breuckelen», да и всего мастерства Ника Хорнби оказывается недостаточно, чтобы финал не казался очевидным после первой трети хронометража, а эмиграция, как основа фабулы, не становится аллегорией на взросление и прощание с детством, но в «Бруклине» имеется та художественная несомненность и вера автора в героев, что наделяет любое произведение способностью обращаться напрямую к зрителю, пусть даже и не требуя ответа, но здесь такая односторонность есть осознанный выбор режиссера, и нет в этом ни фальши, ни дешевого заигрывания, а одна только очаровательная наивность.




Добавить комментарий