Девушка из Дании (2015)

Девушка из Дании (2015)
Народный рейтинг
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 голосов, оценка: 5,00 из 5)

В качестве истории для своей дебютной новеллы преподаватель словесности и редактор таких известных писателей как Дэвид Митчелл выбрал жизнеописание Лили Элбе, урожденной под именем Эйнар Вегенер. Роман Дэвида Эберсхоффа под названием «Девушка из Дании» был адаптирован для кинопостановки британкой Люсиндой Коксон в 2006-м году, за почти декаду, предшествующую релизу фильма, сценарий переписывался множество раз, а на главные роли претендовали первые звезды Голливуда. Однако, режиссер Том Хупер не внес в каст-лист ни одного растиражированного прессой имени, а в качестве сценария выбрал один из первых черновиков Коксон.

Датчанка Лили Элбе была первым человеком, в отношении которого о несовпадении физиологического и психологического измерений было сказано в терминах медицины. Для 1930-х годов этот безусловный научный прорыв, состоящий в методиках хирургического вмешательства (имеющих целью смену гендера пациента), и, вместе с тем, кардинальный сдвиг в системе социальных практик, обусловивший появление термина «трансгендер». Эберсхофф перерабатывает исторический материал, придавая ему романтическое измерение.

Реальность оказалась жестокой и Элбе, не пережила четвертую, реконструктивную по своему типу операцию (подробное описание всех проведенных процедур приведено в медицинской литературе). Писатель же, оставляя трагизм, изымает многие факты, корректирует временные промежутки (кое-где сводя года к неделям), делает героев практически идеальными, не взирая на множество крайне огорчительных подробностей их жизни (связанных, к примеру, с безрадостной судьбой супруги Эйнара Вегенера), и завершает роман в атмосфере светлой грусти, придавая написанному статус некой философской притчи о становлении Человека.

Том Хупер следует всему спектру принципов литературного первоисточника, добавляя событиям внешнего лоска, эстетизируя их. В несвойственной современному массовому кино визуальной стилистике, состоящей из чередования общих, крупных и детализированных планов, каждый из которых выдерживается достаточно долго, для того, чтобы зритель почувствовал контраст между старомодными по форме работами Хупера (все полнометражные из которых выполнены именно в этой манере, и, соотвественно, разницы между киномиром Жана Вальжана, короля Георга VI и Лили Элбе не имеется) и клиповым монтажом блокбастеров. Визионерство при этом не является доминантой, уступая в «Девушке из Дании» метафоричности и желанию режиссера говорить об общем, а не о частностях.

Успех у думающего зрителя и художественная правомерность существования фильмов, основанных на событиях, имевших место в действительности, определяется тем, насколько автору удалось проделать логический путь от частного общего, с помощью искусства превратить жизнь конкретного индивида в судьбу человечества, иными словами, сотворить историю заново, усмотрев в ней философские основания, но и не потеряв при этом личность выбранного героя. С этой точки зрения можно говорить о том, что «Возвращенец» Александра Иньярриту полностью неудачен, а, к примеру, «Валькирия» Брайана Сингера достигает эталонного сочетания истории и философии. Том Хупер также справился с такой задачей просто блестяще. В романтизации постановщик намного смелее, чем писатель Эберсхофф: иллюстрируя моменты из жизни рыжеволосой Лили, Хупер значительную часть фильма отводит для метафорического изъяснения.

Трагедия Элбе и ее супруги, сходная с произошедшим с героями «И все же Лоранс» Ксавье Долана, не элиминируется режиссером, он предоставляет публике довольно полный портрет Герды Готтлиб и суммирует ее печаль фразой «I need to hold my husband», игнорируя некоторые свидетельства очевидцев, согласно которым Готтлиб предпочитала женщин (что объясняет ее тягу к Лили), и даруя персонажу happy end. При этом персонаж Герды есть ключевой инструмент реализации замысла «Девушки из Дании»: Хупер фиксирует момент становления истинной личности главной героини — Лили любит не утонченную красавицу Герду, а образ прекрасной женщины, которой мечтает стать.

Иносказательные сцены, в которых обнаженная Герда обнимает одетого в костюм Эйнара; наносит на его лицо макияж, словно рисуя картину или же смеясь, стремительно ведет его сквозь ряды прекрасных нарядов гардеробной театра — это сумма смыслов авторского высказывания Тома Хупера и неоспоримая демонстрация его умения говорить на киноязыке, не прибегая к вербализации, но используя разум, апеллировать исключительно к чувствам. Режиссер не пытается спорить и убеждать, полагая, что он найдет достаточное количество единомышленников, что восхитятся Лили, а до прочих ему нет дела. Именно поэтому в «Девушке из Дании» нет ужасающих подробностей хирургических осложнений (но присутствуют сцены обнаженной натуры, благодаря которым фильм и получил высший возрастной рейтинг), испытанных мисс Элбе, нет морализаторства и поучений, рассуждений о «правильном» и «неправильном» (хотя на тему сексуальных отношений, их обусловленности физиологией, ее диктата у Хупера имеется мнение, он вводит в повествование персонажа по имени Хенрик, жаждущего именно Эйнара, а не Лили, и любовь в свете обстоятельств не станет решающей).

Презрение законов массового кино со стороны Тома Хупера касается не только его визуальной стилистики, но и выбора актеров. Кинематографист, ориентирующийся на сумму бокс-оффиса, отдал бы главные роли условным Дженнифер Лоуренс и Бенедикту Камбербэтчу (превратившего даже «Гамлета», путем неуместных высказываний во время финального поклона, в акт самолюбования), но постановщик «Девушки из Дании» выбирает Эдди Рэдмэйна, с которым работал уже не раз, Алисию Викандер, покорившую киноманов всего мира всего за несколько лет, снимаясь у таких противоположных в своих художественных предпочтениях как Гай Ритчи и Томас Винтенберг, а также Маттиаса Шонартса и Бена Уишоу (его влюбчивый персонаж понравится натурам особо впечатлительным и романтичным). Все актеры фильма показывают присущий им стандартно высокий уровень драматической игры, но избирательный в ролях Рэдмэйн после гениального Стивена Хокинга и властного Балема Абрасакса здесь перевоплощается в женщину столь виртуозно, что в его гендерной принадлежности возникают сомнения, а рожденная на просторах интернета шутка о том, что Эдди в образе на промо-постерах напоминает Джессику Чэстейн кажется необоснованной, так как мужчина Рэдмэйн в роли Лили Элбе намного чувственней и грациозней этой модной актрисы.

Мир и его нравы меняются, в начале 20-го века девушку Лили сочли бы ненормальной и подвергли бы осмеянию, век же 21-ый встретил бы ее более дружелюбно. Но фильм «Девушка из Дании» совсем не о правилах социума и их динамике, фильм не может рассматриваться как дидактическое пособие для просвещения масс в вопросах толерантности и любви к ближнему. Картина располагается на более высоком иерархическом уровне смыслов, рассказывая о погоне за ускользающей красотой человеческой натуры, которую многие, и Том Хупер в их числе, считают высшей ценностью и потому ее реализация есть непреложный закон. Хрупкая Лили перенесла страдания и лишения ради провозглашения своей женственности, проявив при этом мужественность, который обладает далеко не каждый мужчина, и не могла сделать лучше.




Добавить комментарий